Жил-был Джо Дассен

АКТ I

Однажды были мы вдвоем

Хор:
Вспомни-ка, это был четверг.
Вспомни, как мы пошли наверх.
«По пути любви идем».
Однажды были мы с тобой вдвоем.
Вспомни, значимый день такой.
Шаг огромный к любви большой.
Лучшее, что ждало нас.
Вдвоем с тобой мы были только раз.

Джо:
По пути в порт – мотель в темноте.
Обычный зал.

Девушка:
Два клиента, а сонный портье
Листал журнал.

Джо:
Пожелав «доброй ночи», ключи
Он выдал нам.

Вдвоем:
Утром мы разошлись из ночи
По номерам.
Любовь открыть не смели, нет,
В свои семнадцать лет.

Джо, Девушка и Хор:
Вспомни-ка, это был четверг.
Вспомни, как мы пошли наверх.
«По пути любви идем».
Однажды были мы с тобой вдвоем.
Вспомни, значимый день такой.
Шаг огромный к любви большой.
Лучшее, что ждало нас.
Вдвоем с тобой мы были только раз.

Девушка:
Взяли номер четырнадцать мы,
Чуть-чуть смутясь.

Джо:
Твое платье скользнуло из тьмы.
Возникла связь.

Девушка:
Когда позже гарсон постучал,
Принес, смеясь…

Вдвоем:
Нам два кофе. Он все понимал.
Ты спряталась.
Слезой глаза заволокло
О детстве, что ушло.

Джо,Девушка и Хор:
Вспомни-ка, это был четверг.
Вспомни, как мы пошли наверх.
«По пути любви идем».
Однажды были мы с тобой вдвоем.
Вспомни, значимый день такой.
Шаг огромный к любви большой.
Лучшее, что ждало нас.
Вдвоем с тобой мы были только раз.

Вспомни-ка, это был четверг.
Вспомни, как мы пошли наверх.
«По пути любви идем».
Однажды были мы с тобой вдвоем.
Мы с тобой вдвоем.
Вспомни, значимый день такой.
Шаг огромный к любви большой.
Лучшее, что ждало нас.
Вдвоем с тобой мы были только раз.


Вверх

Папин путь

Рики:
Он отчасти и бродяга, и слегка поэт.
У него нет родины, над ним - начальства нет!

Жюли:
Разъезжал там, где хотел, во все концы страны.
В фургоне – десять деток: и дочки, и сыны.

Вдвоем:
Вечерами сидя у костра,
Мы мечтали о доме, пели до утра…

Джо:
Длинный путь, дальний путь, папа, у тебя.
Утомительно ездить нам за тобой.

Втроем:
Длинный путь, дальний путь, папа, у тебя.
Здесь остаться б тебе на покой!

Джо:
Он нас не слышал. И с рассветом сев в фургончик наш,
Продолжала вся семья свой длительный вояж.

Рики:
Едва мать успевала нам бельишко простирнуть,
Как начинали мы к Земле Обетованной путь.

Жюли:
Вечерами сидя у костра,
Мать мечтала о доме, пела до утра…

Втроем:
Длинный путь, дальний путь, папа, у тебя.
Утомительно ездить нам за тобой.
Длинный путь, дальний путь, папа, у тебя.
Здесь остаться б тебе на покой!

Рики:
И так в дороге мы тряслись, сезон сменял сезон.

Жюли:
Горизонт за горизонтом нами покорен.

Джо:
Незаметно были мы отцом посеяны…

Втроем:
Как зернышки пшеницы – во все концах страны.

Джо:
И до сих пор там - на краю Земли
Катит старый фургон отцовский весь в пыли.

Длинный путь…

Втроем:
Дальний путь, папа, у тебя.
Утомительно ездить нам за тобой.
Длинный путь, дальний путь, папа, у тебя.
Здесь остаться б тебе на покой!

Длинный путь, дальний путь, папа, у тебя.
Утомительно ездить нам за тобой.
Длинный путь, дальний путь, папа, у тебя.
Здесь остаться б тебе на покой!


Вверх

Этот мир не нами создан

Беатрис:
Ушел ты. Как чудно!
Ведь как будто ты здесь все равно.
Если о тебе говорят…

Жюль:
Звук голоса и духов аромат.

Вдвоем:
Я не верю в «прощай» от тебя:
«До встречи» скорей, «до свидания»!

Беатрис:
Этот мир не нами создан,
И его не изменить.

Жюль:
Снова дождь умоет Лондон,
И всегда он будет лить.

Беатрис:
Можно ли пробиться в двери
Запертые? Как их отомкнуть?

Вдвоем:
Прошла любовь. Не нужно слов.
И жизнь продолжим вновь.

Этот мир не нами создан.
Даже если сменишь дом,
Мир останется не познан.
Прав он, стоя на своем.
От блестящей пыли звездной
Сильнее засияет Млечный Путь.
Прошла любовь. Не нужно слов.
И жизнь продолжим вновь.

Этот мир не нами создан.
Он не рухнет с высоты.
Мир летит, как прежде, к звездам.
Изменилась (изменился) только ты.
Ну, а я остался (осталась) прежним (прежней),
Думая: ты любишь хоть чуть-чуть.
Ответ не нов. Не нужно слов.
И жизнь продолжим вновь.

Ответ не нов. Не нужно слов.
И жизнь продолжим вновь.


Вверх

Бип-бип

Джо:
Всегда одно и то же здесь в этот час.
Движенья нет.
Толкаются все.
Эх, свиданье бы не сорвалось!
Впрочем, это неважно.
Хорошо!
Главное, что никогда не надо нервничать.
Спокойно, спокойно!

Семь тридцать на часах, я – на площади Конкорд.
Таксисты – на ножах – трутся рядом, борт о борт.
Просунув руку в дверь, чую струи в семь ручьев.
И солнцепек! Бип-бип.
Не пугайте бедных воробьев!

Наметился роман с дочуркой крупного туза.
Она смолит «Житан», у ней навыкате глаза.
Коль опоздаю, то это запишу в актив.
Раз солнцепек, бип-бип,
То я становлюсь нетороплив.

Девица тормозит, у машины верх открыт.
«Мадам» раздражена. Ехать знак дает она.
Но слишком поздно, ведь зеленый свет погас опять.
Ну и глаза! Бип-бип.
Ух, меня готова расстрелять!

Минут пятнадцать мчал с нею рядом, бок о бок.
Начать бы я желал хоть какой-то диалог.
Усилившийся дождь в этом здорово помог.
Ну и гроза! Бип-бип.
Как от ливня нос ее промок!

Растеряна чуть-чуть, но она прекрасней всех.
Помочь я ей хочу приподнять машины верх.
Улыбку дарит мне, прикрывая влажный нос.
Я сам промок! Бип-бип.
Выгляжу я как промокший пес.

Горит зеленый свет, вносит свежую струю.
Разъехались в ответ каждый в сторону свою.
Знак подает рука –
До свидания, пока!

Да, да, пока!
Будет солнцепек. Бип-бип.
Пока, пока!


Вверх

Пора яичниц

Друг Джо:
Бороду ты носил, а я
Ходил в дырявых бутсах в бар.
Брассенса вместе пели там
Под звуки банджо и гитар.
Пофлиртовать всегда не прочь –
Лень было спать идти домой.
Иль провести могли всю ночь
В кафе за праздной болтовней.

Была пора яичниц по утрам,
Скитаний по мансардам-чердакам,
Где спали мы, дрожа от холода, в пальто.
Нас грели девушки зато.
Отличная пора!

Предполагали мы, что брак –
То вид пожизненных военных служб.
Мудрее стали мы. Итак,
Теперь я – шафер, а ты – муж.
Придется встречи назначать:
Свободные отыщем дни.
Твоей жене я принесу
Птифуры и гортензии.

Придет пора воскресных походов в Сад,
Складных столов и жареных цыплят.
Покорно слушает тебя жена
Про «те времена» сто раз подряд,
Про наши времена.

Затем в один прекрасный день
Приду я в гости к вам вдвоем.
И хватит взгляда, чтоб понять,
Что окажусь пред алтарем.
Отправив женщин посуду мыть,
Мы - один, как прежде, на один –
Осушим рюмки с коньяком,
Пьем кофе, где декафеин.

Прошла пора яичниц по утрам,
Скитаний по мансардам-чердакам,
Где спали мы, дрожа от холода, в пальто.
Нас грели девушки зато.
Отличная пора!
Отличная пора!
Отличная пора!
Отличная пора!


Вверх

За тебя

Джо:
За то,
Что ты красивой родилась такой,
Что ты – моя уж многие года,
За нежность слов, неискренних порой,
Иногда.
За ту,
За девочку, которой ты была,
За ту, которой остаешься ты,
За тайны, прошлые дела,
За принцев из твоей мечты!

Джо и Хор:
И за жизнь, жизнь в любви,
Наши ночи и дни,
Возвращение вечного счастья!
За рожденье дитя:
Мир украсит, придя.
Он похож на меня и тебя.

Джо:
За то
Мое безумство от причуд твоих,
За гнев мой без причины и стыда,
Измены и молчание о них
Иногда.
За те
Года, пока тебя я отыскал,
За те черты, что так тебя смешат,
За недостатки, что скрывал,
За шутки вечно невпопад!

Джо и Хор:
И за жизнь, жизнь в любви,
Наши ночи и дни,
Возвращение вечного счастья!
За рожденье дитя:
Мир украсит, придя.
Он похож на меня и тебя.

Джо:
За нас,
Воспоминания прошедших дней,
За настоящий и грядущий час,
За Землю-матушку, хоть, впрочем, ей
Не до нас.
За нас,
За мир надежд, иллюзий и идей,
За предстоящие свидания,
За миллионы тех людей
Влюбленных, как и ты, и я!

Джо и Хор:
И за жизнь, жизнь в любви,
Наши ночи и дни,
Возвращение вечного счастья!
За рожденье дитя:
Мир украсит, придя.
Он похож на меня и тебя.

Джо:
За то…


Вверх

Что творишь со мной?

Голос Джо:
Просыпаюсь я утром:
В мыслях ты моих.
Вновь в мыслях ты моих.

Джо и Девушки:
Как во сне я, о-у-о.
Я шалею, о-у-о.
Маюсь без тебя.

Девушки:
По квартире слоняюсь.
Что творишь со мной?
Что ты творишь со мной?

Джо и Девушки:
Выход – в пьянстве, о-у-о.
Ведь в пространстве, о-у-о,
Пусто без тебя.

Вновь давлю я окурки.
Что творишь со мной?
Что творишь со мной?

Как в тумане, о-у-о,
Одурманен, о-у-о.
Запах твой забыл.

Грусть спиртным заливаю.
Что изменится?
Что ты творишь со мной?

Как все кружится, о-у-о.
В глазах двоится, о-у-о.
Не вижу больше я тебя.

Девушки:
И всю ночь жду тебя я.
Что творишь со мной?
Что ты творишь со мной?

Джо и Девушки:
Лишь развиднеет, о-у-о,
Я шалею, о-у-о.
Маюсь без тебя.


Вверх

Банда Бонно

Первая девушка:
Где банк «Сосьете Женерале»,
Там заревел мотор. Всеобщий испуг.

Вторая девушка:
Бандиты Бонно удирали,
Сумку кассира вырвав прямо из рук.

Бандит:
На машине ушли марки «Дион-Бутон».
Купюрам вели подсчет Октав и Раймон –
Он «Наукою» слыл. На авто смылись, но
Была…

Девушки:
То банда Бонно.

Вторая девушка:
Кричали им вслед: «Негодяи!»
Мощный мотор помог им скрыться от глаз.

Первая девушка:
Теперь же попробуй поймай их!
Мчались со скоростью 35 км в час.

Бандит:
На дороге жандармы стояли кругом
И шли по пятам, дежурили ночью и днем.
«Каски» были везде. А авто скрылось, но
Была…

Девушки:
То банда Бонно.

Третья девушка:
Бонно об отелях мечтал,
Небе голубом над Монте-Карло.
Хотел побыстрее с машинами он завязать.

Первая и вторая девушки:
Полицией утром однажды
Жюля Бонно дом тихо был окружен.
В Шуази арестован был каждый,
Кто в спальне отдыхал, был в сон погружен.

Бандит:
Весь собрался Париж: кто на метро, кто пешком.
Кто был с пистолетом, кто с топором, кто с ружьем.
С балконов был крик. На авто скрыться б, но
Была…

Девушки:
То банда Бонно.

Первая девушка:
В цепях всей толпой…

Вторая девушка:
С трагичной судьбой.

Бандит:
Последняя в жизни поездка.
Прибыл в тюрьму фургон.

Бандит и Девушки:
И банда Бонно!


Вверх

Excuse me, lady

Джо:
Изменила ты походку.
Твой нос задрался кверху.
Ведешь стрельбу глазами.
Собачка – под руками.
Меня ты не обманешь
Игрою как в кино.
Наряды, мокасины
Под цвет твоей автомашины…

Джо и Девушки:
Дурачьте, леди, других, только не меня!

Джо:
Юна, нежна, упруга,
А он богат чрезмерно.
Должны понять друг друга.
Он - словно волк, а ты - как серна.
Ты довольна и богата.
Твоя любовь взаимна.
Можешь пыль пускать в глаза ты
Поклонникам другим, но…

Джо и Девушки:
Excuse me, леди, другим только, но не мне!
Excuse me, леди, другим только, но не мне!
Excuse me, леди, другим только, но не мне!

Джо:
Увлечена ты темой,
Что были мы богемой.
Тогда был вечный праздник.
Кофе и любовь справятся с проблемой.
Свой путь ты выбирала,
Я шел тропой другою.
Хоть тебя мне не хватало,
С недавних пор справляюсь
С болью и тоскою.

Джо и Девушки:
Копайтесь, леди, в других, только не во мне!
В других, только не во мне!
Конечно, в других, только не во мне!


Вверх

На Шанз-Элизе

Первая девушка:
Я вышла на проспект большой
С открытым сердцем и душой.

Первый парень:
Хотелось мне сказать: «привет»
Неважно кому.
Навстречу ты – «неважно кто».
Я сказал неважно что.

Вдвоем:
Тут главное поговорить:
Тебя приручить.

На Шанз-Элизе,
На Шанз-Элизе –
Здесь под Солнцем иль дождем,
Даже ночью или днем,
Все, что ни пожелаете,
На Шанз-Элизе.

Вторая девушка:
«Собираешься, - сказал, -
На встречу к чокнутым в подвал».

Второй парень:
Каждый там по струнам бьет
Всю ночь напролет.

Третья девушка:
И я тогда пошла с тобой.
Плясали, пели всей толпой.

Первый парень:
Мне не пришло на ум обнять
И поцеловать.

Все вместе:
На Шанз-Элизе,
На Шанз-Элизе –
Здесь под Солнцем иль дождем,

Даже ночью или днем,
Все, что ни пожелаете,
На Шанз-Элизе.

Четвертая девушка:
Незнакомые вчера,
Мы по проспекту до утра…

Третий парень:
Гуляли, страстно влюблены
И ночью пьяны.

Пятая девушка:
С Этуаль до площади Конкорд
Взял оркестр один аккорд.

Первая девушка:
И дружно пели соловьи…

Первая девушка и четвертый парень:
Лишь о любви.

Все вместе:
На Шанз-Элизе,
На Шанз-Элизе –
Здесь под Солнцем иль дождем,
Даже ночью или днем,
Все, что ни пожелаете,
На Шанз-Элизе.

На Шанз-Элизе,
На Шанз-Элизе –
Здесь под Солнцем иль дождем,
Даже ночью или днем,
Все, что ни пожелаете,
На Шанз-Элизе.
Все, что ни пожелаете,
На Шанз-Элизе.
Все, что ни пожелаете,
На Шанз-Элизе.

На Шанз-Элизе –
Здесь под Солнцем иль дождем,
Даже ночью или днем,
Все, что ни пожелаете,
На Шанз-Элизе.


Вверх

Свистни с холма

Голос Джо:
Повстречал ее у лавра, где овец она пасла:
«Отчего же твоя кожа так свежа и так бела?»
«От того, что все пастушки умываются росой».
«Как хотел бы я умыться вместе, погуляв с тобой!»
«Но постой…»

«Парни 68-го»:
«Свистни мне с холма в четверг, когда пройдут дожди.
Приходи туда с букетом диких роз и жди!»
Я нарвал букет цветов и свистнул, что есть сил.
Ждал я и заждался, но никто не приходил.

Первый парень:
Раз на ярмарке в деревне я решился ей сказать:
Для нее хотел бы яблоком на яблоне я стать.

Второй парень:
Чтоб когда проходит мимо, укусила за бочок.

Третий парень:
Но прошла, сверкнув зубами, показав мне язычок.

Первый парень:
Но постой…

Второй парень:
Но постой…

Третий парень:
Но постой…

«Парни 68-го»:
«Свистни мне с холма в четверг, когда пройдут дожди.
Приходи туда с букетом диких роз и жди!»
Я нарвал букет цветов и свистнул, что есть сил.
Ждал я и заждался, но никто не приходил.


Вверх

Дальтон

Судья:
Послушайте, люди, душераздирающую
Историю братьев Дальтон,
Что были воплощением зла.
Пусть это служит примером тем,
Кого дьявол сбивает с правильного пути.

Еще в школе у них…

Первая заключенная:
Лишь напильники вместо карандашей.

Вторая заключенная:
Вместо галстуков – веревка из льна.

Третья заключенная:
От преступлений их росло число смертей.

Вместе:
Этим горем ужасным их мать сражена.

Тагада, тагада, это же Дальтон.
Тагада, тагада, это же Дальтон.
Это лишь Дальтон.
Это лишь Дальтон.
Тагада, тагада, больше-то никто.

Судья:
Вот прошли года…

Первая заключенная:
Заразились бешенством, и им затем…

Вторая заключенная:
Прививки делал врач – связали крепко так…

Третья заключенная:
Чтоб заражать других и развлекаться тем…

Вместе:
Что кусают они, а винят собак.

Тагада, тагада, это же Дальтон.
Тагада, тагада, это же Дальтон.
Это лишь Дальтон.
Это лишь Дальтон.
Тагада, тагада, больше-то никто.

Судья:
Выросли они…

Вторая заключенная:
Друг, совет мой учти, пока не пересеклись.

Третья заключенная:
Мне руку пожми и обнимись с женой.

Четвертая заключенная:
Советую: страхуй свою скорее жизнь.

Вместе:
Горло режь, бросайся под экспресс ночной.

Тагада, тагада, это же Дальтон.
Тагада, тагада, это же Дальтон.
Это лишь Дальтон.
Это лишь Дальтон.
Тагада, тагада, больше-то никто.

Судья:
Есть правосудие!

Девушки:
Сантимов двадцать в день – росла цена голов.

Судья:
Штатовских сантимов.

Девушки:
Они были тщеславны и всех скупей.
Решили за себя награду взять – улов.
Оказалось, что все они еще глупей.

Тагада, тагада, это же Дальтон.
Тагада, тагада, это же Дальтон.
Это лишь Дальтон.
Это лишь Дальтон.
Тагада, тагада, больше-то никто.


Вверх

Мой дом с другого края Земли

Первая бродяжка:
В дорожной сумке гуляет ветер.
Канав немало есть на пути.
Много улочек и церквей на свете,
Но лучше наших вам не найти.

Дом мой далеко – Земля с другого края.
Лишь в песне вспомню о селе родном.
Мои мечтанья как снег растают.
Бродяги, выпьем за отчий дом!

Вторая бродяжка:
Брела с Карибов по Филиппинам,
Таскалась по чужим, по берегам.
Но только на пути к родным осинам
Нет от камней вреда босым ногам.

Мои друзья с другого края света
Меня забыли давным-давно.
Пошлю голубку я им с приветом.
Так выпьем, братцы, за них вино!

Вместе:
В дорожной сумке гуляет ветер.
Порой удача берет свое.
Хотя отважных она приветит,
Нельзя рассчитывать лишь на нее.

Пусть бедность не придаст очарованья,
Пути-дороги для нищих – рай.
Не надо слов. К чему рыданья?
Придите, братцы, сказать: «прощай».


Вверх

Влюбленные, привет!

Негр:
В понедельник мчусь в Нью-Орлеан я.
«Иллинойс Централ», лучший из поездов.
Семь вагонов, двадцать пассажиров.
Проводницы, с почтою пять мешков

Негр и Негритянка:
В южную сторону вдоль реки
Мой поезд мчит из Канкаки
Мимо ферм, домов, полей, равнин…

Негритянка:
Без имен могил, крестов…

Негр:
Мимо негров-стариков…

Негр и Негритянка:
Кладбищ брошенных ржавых автомашин.

Добрый день, Америка! Ну, как ты?
Узнаешь? Я – сын тебе родной.
Я – тот поезд, что Нью-Орлеан зовется.
Я проехал миль пятьсот, день закончив свой.

Первая девушка:
Дни идут за днями – все похожи.
И любовь сменяет скучный быт.
Мы с тобою вместе жить не сможем.
Любовь желаний всех не утолит.

Первый парень:
Вчера скучали, и едва
Находили мы слова,
Чтоб обсудить погоду из газет.

Вторая девушка:
Пора расстаться насовсем.
Возникло вдруг сто тысяч тем.
Они важны нам, но времени уж нет.

Вместе:
Мы расстаемся, как любили –
О завтрашних и не подумав днях.
Эти дни ужасно быстро наступили,
Намекнув о чересчур простых прощаниях.

Третья девушка:
Как надо, мы играем роли:
Храбримся и смеемся невзначай.

Второй парень:
Всегда мы забываем, что до боли
Друг другу нелегко сказать: «прощай!»

Третий парень:
Уверены, что когда-нибудь -
Сегодня иль попозже чуть -
Мы скажем, что роман наш не утих.

Четвертая девушка:
Что он еще не завершен,
И в сказку превратится он.
Но не по возрасту слепо верить в них.

Все вместе:
Мы расстаемся, как любили –
О завтрашних и не подумав днях.
Эти дни ужасно быстро наступили,
Намекнув о чересчур простых прощаниях.

Мы расстаемся, как любили –
О завтрашних и не подумав днях.
Эти дни ужасно быстро наступили,
Намекнув о чересчур простых прощаниях.
Намекнув о чересчур простых прощаниях.


Вверх

Последний фокстрот

Хор:
Вечер. Станцуем последний наш фокстрот.
С ритма воздух времени как с ног собьет.
Вечер. Станцуем последний наш фокстрот.
Нежность мимо дискотеки не пройдет.

Первая девушка:
Как нам хорошо!
Мы в танце, мой друг.

Вторая девушка:
Таем от радости,
Забыв все вокруг.

Первый парень:
Как мы хороши!
Я чувствую вновь…

Второй парень:
Что скрипки звучат в тиши…

Хор:
И что пришла любовь.

Вечер. Станцуем последний наш фокстрот.
Нежность мимо дискотеки не пройдет.


Вверх

Если тебя зовут Печаль

Первая девушка:
В зеркале одна ты,
Грустна, и без причины бьет озноб.
И сделала бы ты все, чтоб
Не быть здесь и уйти куда-то.

Первая и Вторая девушка:
Если тебя зовут Печаль,
И любовь – привычка и морока,
Не надо мне читать мораль.
Я знаю, как ты одинока.

Если тебя зовут Печаль,
Вместе мы забыть об этом сможем.
Псов и людей бездомных жаль.
Мы знаем, что на них похожи.

Вторая девушка:
Завтра бы предвидеть,
Как все произойдет случайно, и
Ты будешь на свидании.
И я смогу тебя увидеть.

Первая и Вторая девушка:
Если тебя зовут Печаль,
И любовь – привычка и морока,
Не надо мне читать мораль.
Я знаю, как ты одинока.

Если тебя зовут Печаль,
Вместе мы забыть об этом сможем.
Псов и людей бездомных жаль.
Мы знаем, что на них похожи.

Если тебя зовут Печаль,
И любовь – привычка и морока,
Не надо мне читать мораль.
Я знаю, как ты одинока.


Вверх

АКТ II

Мари-Жан

Деревенский парень:
Июньская жара.
Палило Солнце с самого утра.
Я занимался лозой,
Брат мой сено убирал.
Когда настал обеда час,
Мы пришли домой к себе во двор.
И мама прокричала с кухни: «Эй!
Вытирайте ноги о ковер!»
Она сказала, что есть новости
Из Бург-лез-Эссон.
Там утром Мари-Жан Гийом
Бросилась с моста де ля Гаронн.

Маме мой отец сказал,
Ставя мясо запеченное:
«Мари-Жан не очень умною была.
Хлеба дайте мне!
Гектара два нужно мне вспахать среди
Тростниковых полян».
Сказала мама: «Я думаю, что
Большая глупость, что стряслось с Мари-Жан.
И говорят, ничего хорошего
Нет в Бург-лез-Эссон.
Вот так и Мари-Жан Гийом
Бросилась с моста де ля Гаронн».

Брат сказал мне, что он вспомнил вдруг,
Как мы с ним и большим Николя
За шиворот лягушку пихнули Мари-Жан,
В кино слегка шаля.
И он сказал мне: «Помнишь, как
Ты говорил с ней у церкви в воскресенье.
Налей-ка мне еще вина!
Несправедливо как все!
У лесопилки я ее
Заметил в Бург-лез-Эссон.
А поутру Мари-Жан
Бросилась с моста де ля Гаронн».

Сказала мама: «Мальчик мой!
Ты потерял что ль аппетит?
Все утро я готовила.
Ты ж не притронулся к еде, ты сыт?
Меж тем сестра нового кюре,
Заехав на авто,
Сказала, что зайдет в выходной на обед.
И еще вот что:
Она видала парня, он
Был на тебя похож, в Бург-лез-Эссон.
Там он и Мари-Жан что-то
Сбросили с моста де ля Гаронн.

С тех пор прошел год один,
И о Мари-Жан уже не говорят.
Открыл новый магазин,
Женившись очень выгодно, мой брат.
По нашим грипп прошел местам,
И отец мой умер в январе.
У мамы руки опустились с той поры:
Устает, враз постарев.
Порой хожу я собирать цветы
Рядом с городком Бург-лез-Эссон.
Бросаю их в поток речной воды
С того моста де ля Гаронн.


Вверх

Глаза Эмилии

Первая девушка:
Кварталом старым горд Квебек.
Звучит на улицах акцент.

Вторая девушка:
В соседях двадцать первый век
У серых зданий, древних стен.

Третья девушка:
Но уже зима кругом.
Святой Лаврентий скован льдом.
С декабря в плену полгода бездна вод.

Четвертая девушка:
Так похожи ночи-дни.
Надежд нет выйти из тени.

Четвертая и Пятая Девушка:
И не верится, что лето к нам придет.

Хор:
Днем и ночью Солнцем
Были мне глаза Эмилии,
Такие милые, с улыбкой страстной.
Днем и ночью Солнцем
Были мне глаза ее любви.
Порой грустили, и Солнце Эмилии
Вдруг озарялось счастьем.

Четвертая девушка:
Кварталом старым горд Квебек.
И стало видно зелень крыш.

Пятая девушка:
И бросилась зима в побег,
И ноги высушил малыш.

Третья девушка:
Праздник наступил – весна!
Святой Лаврентий встал от сна.
Люди поднялись с земли с началом дня.

Вторая девушка:
Эмилии уж нет со мной.
Мне очень холодно впервой

Первая и Вторая Девушка:
Света и тепла нет больше у меня.

Хор:
Днем и ночью Солнцем
Были мне глаза Эмилии,
Такие милые, с улыбкой страстной.
Днем и ночью Солнцем
Были мне глаза ее любви.
Порой грустили, и Солнце Эмилии
Вдруг озарялось счастьем.

В то время днем и ночью Солнцем
Были мне глаза Эмилии,
Такие милые, с улыбкой страстной.
Днем и ночью Солнцем
Были мне глаза ее любви.
Порой грустили, и Солнце Эмилии
Вдруг озарялось счастьем.


Вверх

С прошлого года

Голос Джо:
Тебя не видел с прошлого я года.
Другие тоже. Как твои дела?
Гуляла ты ночами до восхода.
Пою я, но ты так и не пришла.


Вверх

Утром стелется туман

Девушка:
Утром стелется туман.
Между пальцами – сантим.
У меня на сердце – боль,
Ведь мне некуда идти.

Я в аэропорту.
Как хотелось бы взлететь!
Утром стелется туман.
Ну, куда себя деть?

И над взлетной полосой
Первый лайнер эскадрильи
Тает в пелене густой.
Вижу, как сверкают крылья.

Слепят капельки дождя.
Водка обжигает рот.
Но уже вижу я,
Как взлетел самолет.

Утром стелется туман.

Хор:
Утром стелется туман.

Девушка:
Остается след над нами.

Хор:
Остается след над нами.

Девушка:
То стальной аэроплан
Полетел над облаками.
Там, где небо голубей.

Хор:
Голубей.

Девушка:
Где совсем нет дождей.

Хор:
Совсем нет дождей.

Девушка:
Движется лайнер стальной…

Хор:
Движется лайнер стальной.

Девушка:
Над моею, над страной.
Меня накрыло тоской,
И к земле тянет боль.
Застит очи пеленой.
Я чувствую дым и алкоголь.

Лучше мне повернуть
На свой собственный путь.
Дальше смыться – вот мой план.

Хор:
Дальше смыться – вот мой план.

Девушка:
Утром стелется туман.
Дальше смыться – вот мой план.
Утром стелется туман.


Вверх

Така таката

Матадоры:
Така така така така така та.
Така така така така така та.
Така така така така та.
Я слышу сердца стук.
Така така така така така та.
Така така така така така та.
Така така така така. Так
Стучит ее каблук.

Сангрия рекой текла
В Толедо на карнавале.
Девушка в пляс пошла,
И танцы за душу взяли.
Крикнул мне пикадор:
«Скажу тебе я как другу:
Мстит тем тореадор,
Кто зарится на супругу».
Она подошла ко мне
И розу обронила:
Приглашение получил
В гасиенду на свидание.

Така така така така така та.
Така така така така така та.
Така така така така та.
Я слышу сердца стук.
Така така така така така та.
Така така така така така та.
Така така така така. Так
Стучит ее каблук.


Вверх

Гуантанамера

Кубинцы:
Гуантанамера, гуахира Гуантанамера.
Гуантанамера, гуахира Гуантанамера.

Кубинка:
Был в бегах, был парнем странным.
Считался братом названым.
Ни связей, ни дела нет.
Средь площадей, среди дорог,
Когда бродил он по свету,
Рассказывал про свой город.

Кубинцы:
Гуантанамера, гуахира Гуантанамера.
Гуантанамера, гуахира Гуантанамера.


Вверх

Грустная песня о часе пик

Велосипедисты:
А в Париже лет сто велик лучше, чем авто.
А в Париже спроси: велик лучше, чем такси.
А в Париже лет сто велик лучше, чем авто.
А в Париже спроси: велик лучше, чем такси.

Шофер:
Пляс де Фет – лишь малый ход.
Пляс Пигаль – не повезет.
Нам Бастилью не спасти.

Велосипедисты:
И Республика – в опасности.

А в Париже лет сто велик лучше, чем авто.
А в Париже спроси: велик лучше, чем такси.
А в Париже лет сто велик лучше, чем авто.
А в Париже спроси: велик лучше, чем такси.


Вверх

Лишь в Монако надо жить!

Негритянка:
Чтобы верить в свет – надо стать бы горняком.
Чтоб быть без сапог – надо стать сапожником.
Чтоб рулить толпой – лишь о ловле мидий пой.
Чтоб налоги не платить – лишь в Монако надо жить!

И все поймут: англичане ведь британцы,
А в садах – померанцы.
Что же бегут из отчизны африканцы,
Если Гана – их дом?

Хор:
И нельзя одновременно
Пить «Аперу», петь Оперу.
И нельзя, любой поймет,
Платить за счет, коль совершен просчет!
И наоборот…

Негритянка:
Чтобы стать бойцом – ты песку понюхай, но
Чтоб блеснуть стихом – надо быть из Мулино.
Чтобы стать дельцом – нужно кашу заварить.
Чтоб налоги не платить – лишь в Монако надо жить!

И все поймут: англичане ведь британцы,
А в садах – померанцы.
Что же бегут из отчизны африканцы,
Если Гана – их дом?

Хор:
И нельзя одновременно
Пить «Аперу», петь Оперу.
И нельзя, любой поймет,
Платить за счет, коль совершен просчет!
И наоборот…

И нельзя одновременно
Пить «Аперу», петь Оперу.
И нельзя, любой поймет,
Платить за счет, коль совершен просчет!
И наоборот…


Вверх

Дай мне электричество!

Негр и негритянка:
Ты заряжаешь электричеством,
И напряженье растет.
Сооблазняюсь я девичеством,

Но нужен трезвый расчет.
Ты ночью зажигаешь,
А утром загаси!
Пусть взорвется все, не будет ничего,
Так дай мне электричество!

Первый парень:
Еще вчера обычный был такой,
Вполне нормальный гражданин небось.
Теперь я слышу голоса порой:
Все идет не так, все вкривь и вкось.
Ты скажешь…

Первая девушка:
Здравствуй, милый!

Первый парень:
Мне нужно трение!

Девушки:
Здравствуй, милый!

Первый парень:
Повторять не нужно мне!

Девушки:
Поскольку…

Негр и негритянка:
Ты заряжаешь электричеством,
И напряженье растет.
Сооблазняюсь я девичеством,
Но нужен трезвый расчет.

Вторая девушка:
Ты ночью зажигаешь,
А утром загаси!
Пусть взорвется все, не будет ничего,
Так дай мне электричество!

Все вместе:
Ты заряжаешь электричеством,
И напряженье растет.
Сооблазняюсь я девичеством,
Но нужен трезвый расчет.
Ты ночью зажигаешь,
А утром загаси!
Пусть взорвется все, не будет ничего…

Негр и негритянка:
Так дай мне электриче…

Вторая пара:
Так дай мне электриче…

Третья пара:
Так дай мне электриче…

Четвертая пара:
Так дай мне электриче…

Пятая пара:
Так дай мне электриче…

Все вместе:
Ство!


Вверх

Бабье лето

Жюльен:
Любовь Марис. Джо долгое время находился на гастролях. Смерть ребенка, который прожил всего несколько дней, не изменила положение дел. Марис страдала в тишине, озабоченная тем, чтобы сохранить равновесие в паре, которая больше не существовала. Джо уже встретил Кристин. И плюс ко всему, мне кажется, что он колебался. Он боялся поступить плохо. Однако, на этот раз он пойдет туда, куда захочет и когда захочет.

Жюльен и Хор:
Мы пойдем, куда захочешь, и вдвоем
Будем влюблены мы вновь, когда погибнет любовь.
И вся жизнь окрашена в цвета огнем
Лета, что мы Бабьим зовем.

Жюльен:
Джо и Кристин женятся в дождливый день. Они любят друг друга. Обосновавшись отныне в сельской местности, вдали от суматохи парижской жизни, он намеревается безудержно купаться в любви. И не быть больше рабом системы. Особенно когда он демонстрирует свою широкую улыбку. И он принимается за работу, чтобы добиться успеха, который станет триумфом. На год. На век. Навсегда.

Хор:
Мы пойдем, куда захочешь, и вдвоем
Будем влюблены мы вновь, когда погибнет любовь.
И вся жизнь окрашена в цвета огнем
Лета, что мы Бабьим зовем.

Негритянка:
Мы пойдем, только вдвоем.
Будем влюблены мы вновь, если вдруг умрет любовь.

Негритянка и Негр:
И вся жизнь окрашена в цвета огнем
Лета, что мы Бабьим зовем.

Хор:
Мы пойдем, куда захочешь, и вдвоем
Будем влюблены мы вновь, когда погибнет любовь.
И вся жизнь окрашена в цвета огнем
Лета, что мы Бабьим зовем.


Вверх

Цветок в зубах

Девушка:
Юность я растратила,
Словно мелочью звеня.
Я увлеклась одним, потом другим,
Вряд ли что умея.

Джо:
Цветок в зубах –
Все, что было у меня.
Но я точно знал:
Всем девушкам
На свете нужен я.

Девушка:
Есть одни, о ком мечтаем,
И другие, с кем мы спим.

Джо:
Есть те, от кого страдаем.
Есть и те, о ком грустим.

Вместе:
Есть одни, кого мы любим.
Для других ты сам хорош.
Но однажды встретишь ту,
Какую ждешь.

Джо:
Я уютней знал ночлег,
Чем подушка и кровать,
И королевский пир
В привокзальных кафе порой.

Девушка:
Узнала я людей,
Не устав любовь искать.
В каждом встреченном лице
Искала лишь тебя опять.

Джо:
Есть одни, о ком мечтаем,
И другие, с кем мы спим.

Девушка:
Есть те, от кого страдаем.
Есть и те, о ком грустим.

Вместе:
Есть одни, кого мы любим.
Для других ты сам хорош.
Но однажды встретишь ту,
Какую ждешь.

Девушка:
Может, здесь, а может, там…

Джо:
В радости иль горести…

Девушка:
Хотела увидать и все узнать.

Вместе:
Я должен был (Должна была) споткнуться…

Джо:
И много раз сильно сбиться с пути.

Вместе:
И я достиг (Достигла я) дороги, что
Должна к тебе вести.

Есть одни, о ком мечтаем,
И другие, с кем мы спим.
Есть те, от кого страдаем.
Есть и те, о ком грустим.
Есть одни, кого мы любим.
Для других ты сам хорош.
Но однажды встретишь ту,
Какую ждешь.


Вверх

Команда Жожо

Первая девушка:
Лулу – купец по шмоткам.
Деде работал сомелье.
Жако засел в бистро.

Первый парень:
Жеже тер кафель щеткой.
Я грузчиком был в ателье.

Первая пара:
Бездельничал Пьеро.

Первая девушка:
Мы, вывернув карманы,
Машину взяли за бабло:
От ветхости трясло.

Первый парень:
Мечтала о Провансе.

Вместе:
Заглохла, въехав в Фонтенбло.

Вот сигарету мы зажжем, вспыхнет все кругом
Праздничным огнем в память о былом.
Завестись не мог бы никто чужой
В команде у Жожо.
Без хлеба дней побольше, чем без гитары дней.
Все делили мы, если было что.
Были ль мы умны? Впрочем, наплевать.
Было хорошо.

Вторая девушка:
Снимало наше братство
Жилье на старом чердаке –
Толкни и развали.

Второй парень:
Но даже за богатство
Оттуда б не уехали.

Вторая пара:
Вот сигарету мы зажжем, вспыхнет все кругом
Праздничным огнем в память о былом.
Завестись не мог бы никто чужой
В команде у Жожо.
Без хлеба дней побольше, чем без гитары дней.
Все делили мы, если было что.
Были ль мы умны? Впрочем, наплевать.
Было хорошо.

Второй парень:
Люсьен обрел свободу.
Не грузчик я давно уже.
Жак выкупил бистро.

Третий парень:
И в нем Андре пьет воду.
Ведет налогам счет Роже.
Работы ждет Пьеро.

Третья девушка:
Забросила гитару,
Хотя она мне как дружок.

Третья пара:
Напев звучит свежо.
Мы вспомним в мемуарах
Команду бывшую Жожо.

Все вместе:
Вот сигарету мы зажжем, вспыхнет все кругом
Праздничным огнем в память о былом.
Завестись не мог бы никто чужой
В команде у Жожо.
Без хлеба дней побольше, чем без гитары дней.
Все делили мы, если было что.
Были ль мы умны? Впрочем, наплевать.
Было хорошо.


Вверх

Кафе «У трех голубок»

Джо:
Нанси, где зима мокрым снегом мела,
Там в кафе вдруг девчонка вошла.
Я с рюмкой вина. Села рядом она.
Подступиться к ней как? Я не знал.
Про дождь пару фраз, разговор – ерунда.
Но взошла для влюбленных звезда.
Настал счастья час: мы с ней наедине.
И нам под ноги падает снег.

Хор:
Мы повстречались в кафе «У трех голубок».
И от любви в небо мы взмыли ввысь.
Было вдвоем нам хорошо, было любо.
Нет ничего, но впереди есть вся жизнь.

Джо:
Нанси – словно юг, где дыханье весны,
И друг в друга мы влюблены.
Бродили вокруг, философствовали,
Тыщу фото отснять мы смогли.
На площади столько бистро вокруг нас,
Столько залитых Солнцем террас.
Но слишком светло, да и шумно весьма,
И мы ждем, когда спустится тьма.

Хор:
Мы повстречались в кафе «У трех голубок».
И от любви в небо мы взмыли ввысь.
Было вдвоем нам хорошо, было любо.
Нет ничего, но впереди есть вся жизнь.

Мы повстречались в кафе «У трех голубок».
И от любви в небо мы взмыли ввысь.
Было вдвоем нам хорошо, было любо.
Нет ничего, но впереди есть вся жизнь.

Мы повстречались в кафе «У трех голубок».
И от любви в небо мы взмыли ввысь.
Было вдвоем нам хорошо, было любо.
Нет ничего, но впереди есть вся жизнь.


Вверх

Если б не было тебя

Марис:
Если б не было тебя,
Скажи, зачем тогда мне жить?
Без надежд, неприкаянная,
Буду по Земле бродить.
Если б не было тебя,
Я создала б себе любовь.
Как художник, что все краски дня
Возрождает вновь и вновь
Из смешивания.

Кристин:
Если б не было тебя,
Скажи, ради кого мне жить?
Незнакомцев ласкать, не любя.
Никогда не полюбить.
Если б не было тебя,
Была б пылинкою земной
В этом мире, по ветру летя.
Я б была потерянной.
Ты нужен мне одной.

Натали:
Если б не было тебя,
Скажи, а как тогда мне жить?
Делать вид, будто я – это я,
Но самой собой не быть.
Если б не было тебя,
Поверь, смогла бы разгадать
Тайну жизни, секрет бытия
Только, чтоб тебя создать,
Смотреть и обожать.

Если б не было тебя,
Скажи, зачем тогда мне жить?
Без надежд, неприкаянная,
Буду по Земле бродить.
Если б не было тебя,
Я создала б себе любовь.
Как художник, что все краски дня
Возрождает вновь и вновь
Из смешивания.


Вверх

Моему сыну

Голос Джо:
Теперь, когда ты здесь, милый кроха,
Я почувствовал себя таким смешным.
Я не уверен, и мне плохо:
Я боюсь, что ты выскользнешь из рук.
Похож ты на меня, ты нервный, как и я.
Несерьезен порой, но я знаю:
Будем счастливы мы вдвоем.

И в нас течет одна кровь по венам.
Мы смотрим друг на друга, ты так мил.
Что ты любишь меня - несомненно.
Чтобы ты появился, я любил.
Ты на нее похож, добр будешь и хорош
В ситуации любой, и я знаю:
Будем счастливы мы втроем.

Я не увижу, как ты подрастешь.
Учить тебя мне не придется
Читать или как играть с мячом.
«Папа», - скажешь ты, но в пустоту.
Станешь ты большим, когда исчезну я.
Так дайте мне его на минутку!
Возьмите нежно, вот так, так нежно!


Вверх

Здравствуй

Джо:
Здравствуй, это вновь я.
Здравствуй, как здоровье?

Жюльен:
Долго дни за днями шли.
Дом мой был вдали. Думал о тебе.

Джо:
Я слишком долго блуждал
И очень сильно устал.
Я кофе нам сварю,
И расскажу я историю.

Жюльен:
Жил паренек простой.

Джо:
Раньше знаком был с тобой.

Жюльен:
Уехал в край чужой.

Джо:
Пропал он там.

Жюльен:
Но вернулся к вам.

Вместе:
Здравствуй, это вновь я.
Здравствуй, как здоровье?
Долго дни за днями шли.
Дом мой был вдали. Думал о тебе.

Жюльен:
Так знай, я теперь другой.
Сжился я с мыслью шальной
О нас и о тебе.
Мысль глупа, я был не в себе.

Джо:
Нечего больше сказать.
Лишь обо мне вспоминать.
Я – след в твоей судьбе.

Жюльен:
Но уже не скажу тебе.

Вместе:
Здравствуй, это вновь я.
Здравствуй, как здоровье?
Долго дни за днями шли.
Дом мой был вдали. Думал о тебе.

Здравствуй, это вновь я.
Здравствуй, как здоровье?
Долго дни за днями шли.
Дом мой был вдали. Думал о тебе.

    Джозеф Айра Дассен умер на Таити 20 августа 1980 года в возрасте 41 года. Он похоронен на кладбище «Hollywood Forever» в Голливуде.


Вверх

Эпилог

Америка

Первая пара:
Уезжаю, мои друзья,
И ключи оставляю я.
С рождения ожидает меня
Америка.

Вторая пара:
Брошу все, отправляясь вдаль.

Третья пара:
Что любил я, чего мне жаль.

Вместе:
Я еду с грустью, и гложет печаль.
Америка.

Америка, Америка, прошу, войди в судьбу мою.
Америка, Америка, мечта быть может пустышкою.
Гудки всех поездов и пароходов трубный бас
Песню мне об Эльдорадо спели сотню раз
Об Америке.

Вторая и Третья пары:
Я прощаюсь, мои друзья,
Пару слез с грустью пророня.
Прошу простить, ведь сейчас вижу я
Лишь Америку.

Первая пара:
Когда вернусь – мыслей нет о том.
С серебром или с золотом.
Иль без гроша, но богатым притом
Из Америки.

Вместе:
Америка, Америка, прошу, войди в судьбу мою.
Америка, Америка, мечта быть может пустышкою.
Гудки всех поездов и пароходов трубный бас
Песню мне об Эльдорадо спели сотню раз
Об Америке.

Америка, Америка, прошу, войди в судьбу мою.
Америка, Америка, мечта быть может пустышкою.
Америка, Америка, мечты пусты, но люблю мечтать.
Америка, Америка, мечты пусты, но хочу мечтать.
Америка.


Вверх

Булочка с шоколадом

Продавщица:
Утром он булку покупал,
Где начинка – шоколад.
Вовсе его не волновал
Продавщицы нежный взгляд.

Покупатель:
Всех она в мире милее.
Все лишь на нее глядели.
А она и вправду
Имела вид румяный
Совсем как круассаны.

Вместе:
Часто была меланхолична,
Закрыв свой магазинчик,
В мечтах о парне странном.

Продавщица:
Был близоруким мальчуган:
Неизвестно ей пока.
Он жил в том мире, где туман,
Где не видно облака.

Покупатель:
Он не понимал, кто всех милее,
И знать не знал: быть ему с нею,
Что судьба вслепую
Сюрприз преподнесла,
Чтоб в счастье жить ему.

Вместе:
Девушка глупой не была:
Очки приобрела
Любимцу своему.

В запахе теплых пирогов,
Ром-баб, багетов и галет,
В праздничной булочной готов
Был их свадебный обед.

Покупатель:
Всех она в белом милее.
Все лишь на нее глядели.

Хор:
Родились ребята
Как отец подслеповаты.
Так много малышат,
Прыгающих средь плюшек пряных,
Пихающих в карманы
Булки, где был шоколад.


Вверх

Цецилия

Хор:
Циля, постель холодна,
Но в ней утопаю в мечтах.
О, Цецилия, и сладость вина
Мне нравится - вкус на губах.

Циля, коль нам двадцать лет,
Стремимся мы верными быть.
О, Цецилия, другая пусть ты,
Во мне озлобления нет.

Ты мила. Как на небе седьмом -
Только вдвоем. Нас любовь влекла.
Но тем хуже, если ты
Получаешь цветы от других холостых.

Циля, постель холодна,
Но в ней утопаю в мечтах.
О, Цецилия, и сладость вина
Мне нравится - вкус на губах.

Циля, коль нам двадцать лет,
Стремимся мы верными быть.
О, Цецилия, другая пусть ты,
Во мне озлобления нет.

Конец


Вверх